Изменение нервно-сосудистого аппарата кожи

Изменение нервно-сосудистого аппарата кожи

Функциональные нарушения со стороны центральной и вегетативной нервной системы, глубокие нейрогуморальные сдвиги у больных нейродерматозами обусловливают изменения сосудистой реактивности - этого важнейшего звена в механизмах формирования воспалительного процесса. Изучение состояния реактивности сосудов не только помогает установить непосредственный характер этих изменений (сужение, расширение, ломкость сосудов и т. п.), но и позволяет косвенно судить об особенностях нарушения вегетативной иннервации, что может явиться дополнительным тестом в оценке состояния нервнореф-лекторных процессов у обследованных больных. Большое значение в изучении состояния вегетативной нервной системы и нервно-сосудистой регуляции многие авторы придают исследованию дермографизма. По мнению П. В. Никольского, красный стойкий дермографизм связан с возбуждением сосудорасширяющих вегетативных нервных волокон и их центров, белый дермографизм - с возбуждением сосудосуживающих нервных приборов. Автор полагал, что в механизмах, обусловливающих явление дермографизма, лежит аутоинтоксикация. Например, при крапивнице вследствие аутоинтоксикации из кишечника в организме накапливаются сосудорасширяющие вещества. Если выделяются вещества, парализующие нервы, перевес берет сосудосуживающая реакция. В настоящее время считается, что в основе дермографизма лежат довольно сложные механизмы иннервации сосудистой системы и действия различных гуморальных факторов. Следует отметить, что сосудистый тонус зависит, как правило, и от симпатической, и от парасимпатической иннервации. Поэтому каждая разновидность дермографизма является результативным итогом сложного взаимодействия обоих отделов вегетативной нервной системы. Например, наличие красного дермографизма дает основание говорить лишь об относительном преобладании в данный момент тонуса парасимпатической иннервации. При помощи дермографизма уже в процессе клинического обследования больных можно установить те или иные сосудистые расстройства. Анализ литературных источников свидетельствует о том, что многие авторы у больных нейродермитом чаще всего отмечают белый дермографизм, у больных крапивницей - красный. Ф. Н. Гринчар объяснял белый дермографизм у больных нейродермитом вазомоторными расстройствами в результате нервно-сосудистой неустойчивости. По мнению А. В. Логинова, в коже больных нейродермитом накапливаются сосудосуживающие адреналиноподобные вещества. В связи с этим автор делает вывод о том, что у больных нейродермитом имеет место гиперфункция адренергических нервных волокон, обусловливающая белый дермографизм. Преобладание белого дермографизма у больных нейродермитом констатируют О. Н. Подвысоцкая, М. М. Желтаков, Л. Н. Машкиллейсон, Ф. Н. Никитин, П. В. Кожевников, Harkay, Кореска и др.Konzelmann, Storck отметили у 44% больных нейродеИсследуя рмитом отсутствие рефлекторной эритемы в ответ на внутрикожное введение гистамина и отрицательные кожные реакции у большинства больных на никотиновую кислоту. Авторы наблюдали возникновение белого дермографизма на плече у 80% больных нейродермитом. Исследуя вазофункциональиые пробы у 100 больных prurigo Besnier (т. е. диффузным нейродермитом) в возрасте от 13 до 45 лет, Rajka обнаружил чаще всего изменения рефлекторных сосудистых реакций на механические раздражения. Так, белый дермографизм был отмечен автором у 81 из 100 больных, а красный дермографизм - лишь у 19; у 38 больных отсутствовала эритема на внутрикожное введение гистамина, а у 17 она была минимальной; реакция анемии на эфир никотиновой кислоты наблюдалась у 59 больных. Stultgen, Krause также наблюдали анемию от действия эфира никотиновой кислоты (в 50-75%), однако белый дермографизм, по данным этих авторов, у больных prurigo Besnier встречается в небольшом проценте случаев. По мнению Borelli, Кореска, у больных нейродермитом преобладает спазм сосудов кожи, что во многом определяет клинику заболевания. По данным И. Н. Матвиенко, у больных почесухой взрослых также преобладает белый или смешанный дермографизм. Из обследованных автором 75 лиц, страдающих почесухой, у 18 дермографизм был белым, у 15-смешанным, у 37-бледно-розовым и у 4-ярко-розовым. Следовательно, в большинстве случаев автором отмечена тенденция к спазму сосудов, обусловленная симпатикотонией. Л. Н. Сорокина обнаружила у большинства из 50 обследованных больных нейродермитом длительное сужение сосудов в ответ на температурный раздражитель. Эти изменения чаще всего сопровождались белым стойким дермографизмом. При крапивнице, наоборот, в большинстве случаев отмечается дермографизм ярко-розовый, разлитой, реже смешанный и совсем редко - белый, главным образом в случаях стойкой папулезной крапивницы. Указанные изменения свидетельствуют о тенденции к расширению сосудов кожи у больных крапивницей в ответ на механическое раздражение в связи с преобладанием тонуса парасимпатической иннервации. В целях предварительной клинической оценки состояния нервно-сосудистой реактивности кожи нами было проведено исследование дермографизма у 592 больных нейродерматозами, из которых у 450 был диффузный нейродермит, у 40- ограниченный нейродермит, у 40- хроническая рецидивирующая крапивница, у 50- почесуха взрослых, у 7-узловатая почесуха и у 5-болезнь Фокса - Фордайса.При оценке прямого и рефлекторного дермографизма мы исходили из указаний И. И. Русецкого о том, что разным участкам кожного покрова свойствен определенный характер сосудистой реакции на механическое раздражение. Так, при одинаковом по силе надавливании на груди чаще возникает розовый дермографизм, на бедрах - белый. У всех больных дермографизм исследовали на участках здоровой кожи в области груди. При этом учитывали время, прошедшее от момента раздражения до появления реакции, продолжительность и характер реакции кровеносных капилляров кожи на слабое давление. Из 592 больных нейродерматозами стойкий белый дермографизм был отмечен у 325 (54,8%). У 132 больных(22,2%) он оказался смешанным: розовым в центре и белым по периферии; в ряде случаев он переходил в дальнейшем в белый дермографизм. У 135 больных (22,8%) дермографизм был красным. Следует отметить, что белый дермографизм и смешанный, переходящий в белый, мы наблюдали главным образом при диффузном нейродермите (у 273 из 450 больных) и у больных почесухой (у 28 из 50), т. е. соответственно в 60,6 и 56% случаев. При ограниченном нейродермите белый дермографизм был обнаружен лишь у 11 из 40 больных, примерно так же редко, как и у больных крапивницей (у 8 человек из 40). При узловатой почесухе стойкий белый дермографизм был отмечен у 3 из 7 больных. Во всех остальных случаях, как уже указывалось, мы наблюдали ярко-розовый, разлитой или ограниченный, устойчивый дермографизм. Таким образом, результаты дермографического исследования позволяют говорить о наличии у большинства больных нейродерматозами вегетативно-сосудистой неустойчивости. При этом у многих больных диффузным нейродермитом и почесухой имеется склонность к спастическому состоянию сосудов кожи в ответ на механическое раздражение; при ограниченном нейродермите и крапивнице чаще всего наступает рефлекторное расширение сосудов. Указанные изменения реактивности сосудов находят свое объяснение в тех глубоких функциональных нарушениях нервной системы, особенности которых были изложены в предыдущем разделе. Глубокий характер нервно-сосудистых нарушений у больных нейродерматозами подтверждается и тем обстоятельством, что у большинства обследованных нами лиц наряду с изменением дермографизма было отмечено изменение уровня артериального давления. М. С. Молчанов подчеркивает, что артериальное давление является одним из наиболее объективных показателей общей гемодинамики и сосудистого тонуса. Результаты изменения артериального давления у обследованных нами больных нейродерматозами представлены.

LD Moscowакне